Книга: поверь в себя! 

Третья книга Стутишила о забеге 3100 миль

71 стр., 2007
выдержки

Последние дни перед стартом 

В Нью-Йорк я приехал больной: простудился накануне старта (такое случается у спортсменов на пике формы, когда иммунная система работает только на физические нагрузки и противостояние всяким инфекциям снижается). Ну, а когда организм ослабевает, дают о себе знать прошлые травмы. Нос мокрый, глухой на одно ухо и хромой из-за боли в спине – в общем картина невдохновляющая. Но я уже привык к такому и не обращаю внимание – просто делаю то, что необходимо. Например, стартую на 3100.

Когда у нас высокое сознание, мы превозмогаем боль – физическую эмоциональную, любую. Просто сознание высокое. И чем выше сознание, тем больше испытываешь радости, счастья . Но если сознание снижено, то ты опускаешься с сердечного уровня ниже, ниже – вплоть до сознания грубого физического. И тут все (давние травмы и проблемы) переживаешь в виде боли. Я не думаю, что когда мы находимся в высоком сознании, физическая боль уходит. Просто ее не переживаешь , а переживаешь радость. Чем выше сознание – тем больше счастья.

День 4-й. 

Сейчас утро, перед стартом. Уже прошло три дня. Тело акклиматизируется и привыкает. Тяжеловато. Но каждый раз после сотого круга чувствуешь Милость Свыше, и бежать становится очень хорошо. Думаю, что постепенно буду увеличивать объем до 111– 114 кругов в день. Все замечательно, все получится.

День 6-й. 

Похоже, вчера был переломный день – вторая половина пятого дня. Бежал и чувствовал себя так, как обычно должен себя чувствовать: без ноющей боли, без эффектов переходного этапа. Надеюсь, что в последующие дни уже будет все нормально, поскольку результат предыдущих дней – 103, 103, 105 кругов – немного ниже нормы.

Как-то говорили с Абичалом по поводу того, что боль – в уме и следует идти за пределы ума, как и говорил Шри Чинмой много лет назад. На третий день Абичал решил прибегнуть к обезболивающей пилюле, и стоило ему положить ее в рот – боль сразу ушла. Боль в уме!

7-й день.
20:21

Около полудня я сделал перерыв: перешел на шаг. Уже третий день «тянуло» ахиллово сухожилие. По совету Прадана и Ашприханала я начал принимать обезболивающее « Advil », которое больше никогда в жизни принимать не буду. Таблетка сняла боль и, наверное, и воспаление пошло на убыль, поскольку я мог бежать. Но я получил «в нагрузку» побочный эффект – катастрофическую слабость желудка. Вечером просто не хватало воздуха, и я начал терять силы, хотя до этого бегал совсем неплохо, и к десяти вечера завершил уже  100 кругов. Ночью я тоже не мог спать из-за расстройства желудка. В итоге, утром я немного побегал, а затем закончилось действие обезболивающего, и опять начало «тянуть» ногу, да и сил осталось мало. Я перешел на шаг.

Но я потрясен другим – новая черта в этом году: множество людей приходит на трассу поддерживать бегунов.. Мы питаемся их единством. Сегодня уже четыре певческие группы пели в различных частях трассы, Гагана играл на гитаре. Сейчас Вирендра играет на барабанах. Очень здорово! Огромная поддержка и море радости.

Я уже упоминал в своих книгах, что первые несколько недель – переходные. Организм может бурно реагировать на кардинально возросшие нагрузки и «возмущаться» от каждой мелочи. Так у меня происходит с искусственным витамином С, добавленным в соки, пюре и т.д.: вначале организм на него реагирует появлением сыпи на ногах, но затем начинает воспринимать его вполне нормально. На постоянное солнце ноги тоже реагируют. И еще в первые несколько недель, по-видимому, как-то подстраиваются к нагрузке колени: они хоть и не болят, но теряют подвижность и распухают. Но после этого я не замечал, чтобы с ними происходило что-либо особенное. Как я уже писал, я пользуюсь «Оджас»-кремом для стоп. В этом году я попробовал крем на другой основе, и у меня сразу появилось раздражение на коже. Однако в последние дни пробега никакого отрицательного эффекта этот же крем уже не вызывал.

Каждый бегун проходит этот период, который выражается и в том, что кто-то делает по 5 перерывов на трассе вначале, а потом отдых сводится к 1–2 перерывам по 15 минут в день. Кто-то уделяет повышенное внимание массажу и мануальной терапии. Я обратил внимание, что первое время очень помогает, когда следишь за своими биоритмами. Скажем, почти у всех людей наблюдается пониженный тонус с часу до четырех часов дня. И бегуны – не исключение. Бывало, что я «дожимал» плановые 70 кругов как раз в интервал между часом и четырьмя часами дня, несмотря на то, что организм давно просил 15-минутного отдыха. И в итоге,– усталость вечером и на следующее утро. Как всегда, это дело тонкое. Но я еще раз убеждаюсь, что тонкое восприятие импульсов изнутри помогает избежать травм и увеличить самоотдачу тела.

С 21 июня Шри Чинмой пишет молитвы на пробег каждый день (они уже вышли отдельной книгой: My Blessingful and Pride — Flooded Dedication to the Indomitable Runners of the 3100- mile Self — Transcendence Race ).

Вот молитва на сегодня:

Самый длинный забег в истории –
Это расцветающий в улыбке Лик Бога.

(History’s
Longest Run-Race
Is God’s
Smile — blossomed Face )

Тришул, который в этом году решил не бежать, а помогать бегунам массажем, сказал мне, что верит в меня – я могу пробежать 3100 за 51 день, потому что у меня есть скорость. Теперь надо, чтобы я в это поверил. Поверь в себя!

16-й день.
18:34

Сегодня я прозевал износ кроссовки (скосилась пятка), и ахилл начал болеть снова. Я почувствовал напряжение, но не переодел вовремя кроссовки. Всего 4–5 кругов задержки, но в результате – после 90 круга я бежать не смог. И вместо нормы (111 кругов), которую я запросто мог бы выполнить, я пробежал только 104 круга.

У меня возник вопрос: что же делать – следить за количеством миль и завоевывать за каждый круг (поскольку в этот раз, по крайней мере, на сегодняшний день, у нас жесткое ограничение – 52 дня) или стараться внутренне оставаться счастливым что бы ни происходило. У меня перед глазами – пример Мадупрана, Смараны, Дигонты, которые очень тщательно следят за количеством преодоленных миль, и готовы умереть, но выполнить свою «запланированную» норму и даже больше. Были эти сомнения.

А сегодня произошло вот что. День начинался как обычно: ноги тяжелые, но общее самочувствие нормальное. Затем, постепенно пришло какое-то всеобъемлющее полное ощущение счастья.

Итак, я почувствовал, что счастье наполнило меня до краев. И, в результате бежать было замечательно! 70 кругов ( 88 км ) я пробежал за 10:18, то есть – почти уложился в – контрольное время своего идеального дня. Вот и ответ на мою молитву: первопричина, первоисток – счастье. Главное – внутреннее ощущение счастья. Когда ты счастлив, бежать очень легко. Я вспоминаю еще и еще раз слова Шри Чинмоя, сказанные им на церемонии награждения 3100 в 2005 году. Он говорил о том, что мы сможем превзойти свои результаты только, когда счастливы. Иначе, как бы сильно и напряженно мы ни старались – ничего не получится. Вот и ответ. А мы бежим дальше.

24-й день. 

Вот история о том, какой Шри Чинмой непревзойденный дипломат.

Как обычно, не всегда все гладко складывается в отношениях людьми, особенно – с близкими. И на этот раз было много внешних поводов, когда я очень сердился на Олоканонду. Видимо, преобразование собственной природы требует немало таких пробегов. (Многие почему-то думают, что один раз пробежал – и ты уже святой!) Однажды я даже перестал с ней разговаривать. И вдруг она приходит после встречи на корте и заявляет: «Шри Чинмой сказал, что Стутишил очень гордится тем, что его дочка здесь, на пробеге. И он очень счастлив». Я сразу понял, кому он адресовал эти слова и с каким посланием: смотри глубже, живи только в сердце. Кроме того, Шри Чинмой назвал Олоканонду и Шадри (помощницу Шупрабы) – лучшими помощницами на пробеге.

Позже, Ашприханал пытался у меня выяснить, что же такое особенное делает Олоканонда, что ее назвали лучшим помощником:
– Она. наверное, тебе точно круги считает?
– Да нет, далеко не всегда она знает который круг у меня идет …
– Витамины дает по графику и за питанием следит?
– Хм-м. Бывали случаи, когда она давала витамины на несколько часов позже или вообще о них забывала…
– Тогда, наверное, есть что-то еще…, кроме внешнего плана?
– Да, пожалуй. Она сильно поддерживает внутренне. Я чувствую искреннее единство.

28-й день, 9 июля.
9:24.

Про самую «крутую» шутку на трассе .

Как-то под вечер я бежал спокойненько. Передо мной – Пранаб и Ананда-Лахари. И вдруг они подбегают к туалетной кабинке и начинают ее раскачивать. Причем они сделали три-четыре таких толчка, что я подумал, что кабинка сейчас опрокинется. Раскачали, поставили и – сматываться. Когда я поравнялся с кабинкой, из нее вышел Смарана с вытаращенными глазами… Это было нечто! Увидев улепетывающих ребят, он сразу сказал: «Я им должен отплатить!» Правда, потом я видел, , как они бежали втроем, очень даже мирно.

Я как представил себя на месте Смараны, меня даже подташнивать начало. Он сам потом рассказывал, что чуть с ума не сошел от неожиданности. «Сижу я себе спокойно (а для нас туалет – это тоже минутный отдых, поэтому мы стараемся расслабиться полностью), и вдруг все начинает ходить ходуном. У меня чуть «крыша не съехала»!. Это ведь могло кончиться психическим расстройством!» Но всех, кто был на трассе, эта история изрядно повеселила, даже сил прибавилась от заряда юмора. Вот такой у нас веселый бег на этот раз.

Теперь вы видите, что испытания на 3100 бывают самые разноплановые и, конечно, только самые стойкие, могут все это вынести, финишировать, и захотеть встать на старт в следующем году.

34-й день.
17:40 

Несколько дней назад Пранжал показал всем, как вредно долго бегать. Это случилось у меня на глазах: я был позади него. Проходя мимо пункта питания, он берет стаканчик с водой и выпивает. Метров через пятьдесят стоит мусорный бачок. Я смотрю, он вдруг срывает с себя кепку, и со всего размаха швыряет в бак, словно избавляется от своего злейшего врага. Отбегает метров на 50, затем возвращается к мусорному бачку и начинает в нем рыться, как «бомж». Извлекает кепку, напяливает на голову и счастливый бежит дальше. Теперь рассказ от первого лица: «Пробегая мимо мусорного бачка, швырнул туда стаканчик. Через некоторое время почувствовал, что что-то солнце сильно припекает. Оп-па! Нет кепки, а стаканчик все еще в руке. А что же я выбросил?..»

Вчера у Пранаба что-то случилось со стопой: то ли смещение костей, то ли еще что-то. Он говорит, что даже слышал хруст. Пришлось ему «притормозить» – утром он вообще с трудом мог даже ходить. Он ждал Мича (хиропракта), который должен был помочь ему вправить кости обратно. Но к нашему удивлению, Мич сказал, что ничего не может сделать – он даже не понимает в чем проблема.

Через день все как-то «само-собой» стало на свои места. Сегодня Пранаб сказал, что у него даже нет ощущения, что в стопе что-то не так. Мы в очередной раз приходим к заключению, что бег – универсальное лекарство. Там, где заканчиваются знания медицины, все делает бег . Он лечит все: ум, проблемы тела, устраняет проблемы с другими людьми, а также помогает достичь всего – вплоть до Богоосознания.

Богоосознание – это совершенное «Добро пожаловать домой».
Шри Чинмой 

42-й день. 

Финиш Мадупрана с новым мировым рекордом: 41 день 8 часов 16 минут 29 секунд. Великолепное время! Настоящий воин, ничего не скажешь! Как-то вечером он догнал ребят (Смарану с группой) и сказал, что здесь все мы – победители. На трассе, как обычно, сердце – на переднем плане. Сам финиш был очень оживленный и красочный. Пришли много людей. Приехал Шри Чинмой. Еще утром он сочинил песню про Мадупрана, и группа Парвати ее разучивала. Последний круг он бежал один (он и так быстро бежал, но мы решили его подождать на финише). И вот он показывается с флагом пробега 3100 миль . Это впервые! С этим флагом он и финишировал. А в песне как раз и поется о том, что Мадупран несет флаг Победы самой длинной дистанции. Все инсценировали!

Надо сказать, что этот рекорд достался Мадупрану нелегко. Перед стартом я видел, как он позировал перед камерами немецкого телевидения на фоне растяжки с надписью 6 000 км . Завершив 3100 миль и 5000 км за планируемые сорок два дня, он хотел бежать дальше. И за оставшиеся 9 дней до граничного срока он собирался преодолеть еще 1000 км , чтобы в сумме получилось 6000 км . Такого раньше никто не делал. Но на последние дни его пробега выпала редкая жара, и, как я уже упоминал выше, он был на грани теплового удара. Было очень тяжело. И тогда он принял решение, что остановится после 5000 км и на этом завершит свою беговую карьеру.

У меня также бывали непростые периоды и на трассе, и в жизни, но я пришел к выводу, что в такие критические минуты нельзя принимать важные решения: когда сознание невысокое, правильный выбор сделать невозможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *