О себе

Я родился в Киеве 4 мая 1970 года. С детства меня тянуло небо, и захватывали самолеты. У меня до сих пор есть школьные тетрадки, изрисованные разными моделями самолетов, в основном тех, которые я придумывал сам. С этих ранних лет я мечтал стать авиаконструктором. И с пятого класса я решил, что буду учиться этой профессии в МФТИ (Московском Физико-Техническом Институте). Подошло время поступления в вуз, и отец, который заведовал отделом в институте Кибернетики, мне рассказал, что управлять самолетами намного интереснее, чем их строить. Поэтому в итоге, я перевелся с физфака КГУ (поскольку не поступил в физтех с первого раза) на ФУПМ (факультет управления и прикладной математики) МФТИ при намного большем конкурсе на одно место, чем при поступлении. Я с удивлением обнаружил, что с легкостью справляюсь с программой курса и даже сдаю зачеты досрочно, при условии, что слежу за дисциплиной и не забрасываю учебу до сессии. Истории про то, что в физтехе по ночам горит свет в читалках, оказались в моем случае мифом. Со временем, на последних курсах физтеха, меня очень заинтересовало направление управления проектами (project management). Побывав на первой программе для будущих украинских управленцев проектами в США в 1995, организованной институтом экономического развития, я и сейчас работаю в этой области в Киеве: корпоративная культура управления проектами, управление портфелем проектов, оптимизация процессов и т.д. Мой полный профиль на LinkedIn доступен по ссылке.

До времени физтеха несколько людей в моей жизни чрезвычайно вдохновили поверить в себя и вывели сильные качества на передний план. Надія Дмитрівна – учительница украинского языка и литературы в 32 киевской средней школе: мне непросто давался украинский язык и многие одноклассники знали его лучше, чем я. Но она мне ставила 5 – за старание. Меня это просто окрыляло, и я старался еще больше.

Светлана Борисовна Кишко – учительница английского языка в той же школе – я перешел в ее группу, поскольку слышал, что у нее на уроках люди потеют от работы, в то время как у нас было размеренная атмосфера. Благодаря ей я и знаю английский язык. Наше знакомство началось с того, что она порвала мой словарь с выписанными словами, выбросила в окно и сказала, чтобы я переписал все на следующий день — похоже, я как-то не так себя повел:) Помню наш разговор на перемене, когда я говорил, что меня не надо вписывать в «рамки» — я всегда из них буду выходить. Иногда она также ставила мне завышенные оценки, я краснел и считал своим долгом отработать – и старался, и подтягивался. Ее вечера, на которых мы читали английскую поэзию, ставили спектакли, пели песни — до сих пор живо предстают пред глазами и отзываются теплотой в сердце.

Как мчался к горизонту человек!
Увидел я, и стало мне тревожно.
Постой, приятель, это ж невозможно!
Ты лжешь! Вскричал он, и продолжил бег.

Стиивен Крейн

Когда я учился на первом курсе физфака КГУ, преподаватель по физике Корсак вселил в меня огромную веру в свои силы. Он прямо говорил: «Лебедев решит всё!». И когда в домашнем задании попадалась сложная задача – я перерывал кучу литературы, искал новые подходы и…решал. В итоге, часто и получалось, что из группы только у меня была решенная задача. С детства мои родители закаляли меня и приучали к спорту. Я занимался фигурным катанием, плаванием, пока мама не отвела меня в лыжную секцию. Это было в 5-ом классе (1982). С тех пор лыжные гонки стали определяющим спортом в моей жизни. В восьмом классе мне не хватило 3 секунд на дистанции в 10 км до норматива кандидата в мастера спорта на чемпионате Украины в Сумах. Что такое преодоление усталости, выкладывание на 100 я знал уже тогда.

В 1991 году произошли два важных события в моей жизни: 7 августа у нас с женой Ириной родилась дочка Анастасия (в 2005 она получила духовное имя Олоканонда. А через год, в 2006, и жена также получила имя -Отондра), а в декабре я попал на лекции по философии Шри Чинмоя, будучи второкурсником физтеха. Я был крайне удивлен прочитать на афише «Радость и Счастье» на студенческой столовой в Долгопрудном, что «известная во всем мире Марафонская команда Шри Чинмоя проводит более 500 соревнований по всему миру, начиная от веселых стартов для детей и заканчивая многодневными пробегами». Зная, что такое физические нагрузки и взрывной динамизм спорта, я нигде ранее не встречал сочетания этого динамизма с духовной практикой, которая в моем понимании могла проходить только в спокойных условиях, когда никто не отвлекает. Мне очень понравился подход Мастера к нашей жизни: для того, чтобы достичь духовных высот, совершенно не требуется бросать работу, семью, уходить в изолированное место. Необходимо просто внести новое измерение в свою ежедневную жизнь и это – практика концентрации на духовном сердце и общение с твоим внутренним миром.

Disney World Pizza

С женой и дочкой в Disney World — Флорида, США, 2014

С тех пор, вот уже 17 лет я занимаюсь практикой под руководством Шри Чинмоя. Я никогда не забуду первую встречу с ним в Нью-Йорке в 1995 году, куда я приехал по работе на программу по Управлению проектами. Будучи его учеником уже 4 года, это была первая встреча на физическом плане. И больше всего меня поразили его глаза: в них я ожидал увидеть и увидел сияние и высоту настоящего Йога. Но также, я увидел мастерство над материей, абсолютную практичность во внешнем мире. Такого сочетания я не встречал ни у кого больше! Еще мне запомнилось, что мой ум говорил: посмотри, перед тобой великий Мастер, восхищайся! А в сердце было очень спокойное чувство – он твой настоящий Друг, и вы с ним знакомы много-много лет…

Этот подход, в концентрации на духовном сердце и проявлении силы покоя, равновесия, уверенности в себе, решимости в достижении цели, начал постепенно приносить свои ощутимые плоды в моей жизни. В 1994 году я пробежал свой первый марафон ( 42,195 км ) в Москве за 2:46:04. То, что я пробежал марафон по собственной инициативе и неплохое время вызвало большое удивление у олимпийской чемпионки по лыжам Любови Заболоцкой, у которой я тогда тренировался. Когда она узнала, что я еще и вегетарианец, это сразило ее полностью.

Надо сказать, что моментом, с которого я начал мечтать о марафоне, было участие моего отца в Московском Международном Марафоне Мира в 1990 году. Он приехал домой уставший и измотанный, но светящийся от счастья. Это был его первый марафон за 3:08, который он пробежал в 49 лет. В 2002 году после моих стартов на 13 часовом забеге в Москве и 76 км в Нью-Йорке, мы с отцом пробежали вместе Берлинский марафон. На 37 километре , обгоняя меня, он махнул рукой и сказал: «давай!». Но дать я уже не мог. В 61 год он финишировал за 2:53:31. Мое время тогда было 2:59. И в 2005 году он невообразимо вдохновил меня, пробежав Варшавский марафон за 3:03! Когда-то, на пределе усталости, я подумал, что больше не буду бегать длинные дистанции. Но видя пример моего отца, я понимаю, что до финиша еще далеко…

Если бы мне тогда, после моего первого марафона в 94-ом, сказали, что через два года я пробегу 76 км – я бы только рассмеялся. Тем не менее, в 1996 году я впервые пробежал 47 миль в Нью-Йорке за 6 часов 44 минуты. С тех пор я бежал эту дистанцию 6 раз и даже занял первое место в 2002 году с результатом 6:18. И если бы тогда мне сказали, что через 2 года я встану на старт самого длинного пробега в мире в 5000 км , я бы сказал – это невозможно! Но в 2004 году я стал первым (и пока единственным) человеком из стран СНГ, который пересек финишную линию этого забега. Ниже – мои слова на финише:

«Я буду бежать 3100 миль снова, снова и снова, поскольку здесь так много любви и внутреннего измерения… Я не знаю, как это все описать. Невероятно, все это чувствовать. И я так благодарен Богу, что Он дал мне возможность сделать свой небольшой вклад в прогресс человечества, в установление покоя и любви во всем мире»

Шри Чинмой вручает мне кубок на следующий
день после финиша в 3100 мильном забеге в 2004 году

Во всех этих случаях, когда маячили новые неизведанные горизонты, бросающие вызов устоявшейся жизни, я шел за внутренним импульсом, за теплотой сердца, которая стала моей лакмусовой бумажкой правильного направления. Если бы я слушал охлаждающие доводы моего ума, я бы так и не узнал, на что мы способны…

 Еще
С гитарой по жизни
Поэзия